Некоторые заметки из психоаналитической практики.

Истории пациентов/Заметки из психоаналитической практики/библиотека психоанализа

 

Случай депрессии /из реальной практики, с измененными данными - представлен с разрешения анализанда/

Этот случай почти не отличается от историй обычных людей, которые живут и даже не подозревают, что страдают от депрессии, так как привыкли все терпеть, преодолевать и даже в какой-то степени чувствует некоторое геройство от такой непростой судьбы. Это рассказ о том, как достаточно сильный человек – женщина, с малых лет терпела, преодолевала и выдерживала все жизненные перепитии, не зная, что страдает депрессией, что психоаналитическое лечение депрессии даст такой результат, что ее восприятие, а потом и вся жизнь изменится коренным образом. 

Жила-была девочка, росла в обычной семье, где была мама, папа и старший брат. Эта семья была похожа на многие семьи своего времени. Девочке было не очень уютно в этой семье, так как часто она была свидетельницей скандалов и ругани родителей, а воспитание ее непослушного и не очень успешного в школе брата  сопровождалось криками и физическим наказанием. Все это страшно пугало девочку, и этот страх научил ее быть успешной в школе, послушной дома и хорошей подругой для своих сверстников. Видимо, в какой-то момент времени, девчушка поняла, что нужно быть хорошей и тогда будет тебе награда – похвала, улыбки, хорошая дружная атмосфера дома. Ведь больше всего на свете она боялась враждебности. Она придумала этот образ для себя и следовала ему, не замечая, что ее «хорошестью» пользуются близкие как атрибутом своего достижения. Просто потому, что ей это нравилось и доставляло хоть какие-то положительные эмоции.

Когда девочка подросла, хорошей быть становилось все труднее, ведь увеличивались требования родных, но все чаще хотелось следовать своим интересам. Однако за любые отступления от правил, она бывала страшно наказана, и это закрепляло ее в мысли о том, что она делает что-то не так. При этом, она испытывала жуткое чувство вины, и переставала быть активной, не чувствовала радости к жизни, вкуса пищи. При этом чувство вины заставляло ее ориентироваться на мнение близких и окружающих, чтобы невзначай не сделать что-нибудь не так. Она так боялась наказания, что сама стала самым страшным критиком для себя, а критику других воспринимала очень болезненно. С возрастом ее неуверенность и чувство вины временами возрастали и, X снова ориентировалась на мнение других, не доверяя своему. Она советовалась с близкими и подругами, смотрела ТВ передачи, читала Интернет, чтобы понять, как ей жить. И она получала эти советы, но они были бесполезны для нее – они ей не подходили. При этом, X все-таки пыталась найти удовлетворение в своей жизни – стала больше есть, курила, выпивала, принимала успокоительные, но ничего не помогало. В результате, она стала ощущать боли в сердце, за грудиной, хотя сердечной паталогии не было.

В дальнейшем, когда ее жизнь стала рушиться: X потеряла любовь близких, и осталась совершенно одна, перестала понимать, кто она, и что она хочет, стали приходить мысли о завершении своей жизни. X решила, что без нее всем будет лучше, она перестанет чувствовать вину за то, что она живет, за то, что она не такая, какой хотят видеть ее окружающие и т.д. Единственное, чего эта женщина боялась – это физической боли, ведь чувств уже не было…

В таком состоянии она и обратилась за помощью. Х проделала большую психическую работу, в процессе которой ее жизнь наладилась: она снова вышла замуж, стала работать на интересной работе и получать удовольствие от жизни.

Истории пациентов из книги Стефани Дональдсон-Прессман, Роберт М.Прессман – Нарциссическая семья: диагностика и лечение.

История Брэда. 

«Мы не будем углубляться далеко, говоря о моей семье; слово «нормальная» придумано как раз для моей семьи», - сказал Брэд, по-мальчишески привлекательный руководитель фирмы тридцати одного года. Брэд обратился за помощью к специалистам из-за своей неспособности поддерживать отношения с женщинами. Брэд был очень успешным бизнесменом, источавший уверенность в себе и энтузиазм; его низкая самооценка была успешно замаскирована в деловом мире. Он посвящал большую часть часов своего бодрствания своей работе. Это положительно повлияло на его быстрое повышение по служебной лестнице, но отрицательно сказалось на его межличностных отношениях.

Он был трудоголиком, что первоначально служило защитой против плохих отношений, а теперь превращалось в проблему при попытке завязать какие-либо отношения. 

Брэд вырос в скрыто-нарцисстической семье, которая может послужить образцом семьи такого типа. Его родители оба были школьными учителями и вели активную общественную жизнь. Брэд и его сестра были хорошими учениками, одаренными в легкой атлетике и в музыке, к ним хорошо относились одноклассники.

Когда дети были дома, родители тоже были дома, семья ужинала вместе шесть вечеров в неделю, и никто не выпивал лишнего, не принимал наркотики, не курил, не ругался и никого не бил.

Они были обычны как яблочный пирог, и внутри, и снаружи.

 «Я обычно задавался вопросом, почему я так боялся, почему я чувствовал себя настолько неуклюжим, неспособным», говорил Брэд. «Я приглядывался к семьям других детей, я действительно внимательно присматривался. Наша не отличалась ничем. Она была обычная. Я подразумеваю, мои родители, случалось, ссорились, и  все такое. Но ничего чрезмерного. Совсем наоборот. Ни один из них не позволил бы вам сказать что-нибудь плохое о другом! Мама бывала немного властной время от времени, любила покритиковать. Но это была любящая семья, и они всегда говорили, насколько важна семья. Это было хорошо. Все дело было только во мне, и до сих пор это так. Я не могу вынести возвращения туда. Хотя они, в принципе, не возражают.

На вопрос, пробовали ли родители когда-либо говорить с Брэдом о его чувствах, он ответил: «Нет, не могу припомнить такого. Никто у нас не говорил о чувствах. Ты просто знал то, что должен был делать, чего от тебя ожидали. Если ты не делал этого, тебе доставалось на орехи. Возможно, они говорили о чувствах с Бетси [его сестра]; она была паинькой».

Сестра Брэда, старше его на два с половиной года, была профессиональным музыкантом. Хотя они были близки в детстве, необходимость работать в разных концах страны подточила их отношения. В ходе курса лечения Брэду предложили возобновить контакт с его сестрой, чтобы узнать ее впечатления об их воспитании. Он был удивлен, узнав, что ее детские ощущения были очень похожи на его собственные. Кроме того, ее восприятие было острее. Последующая выдержка из письма, которое она написала ему, иллюстрирует это: «Я всегда чувствовала, что мама и папа жили совсем для других вещей…

 «Они были столь захвачены друг другом, что мы не имели значения.... Они были одержимы друг другом в сексуальном плане, ревновали друг друга. Я помню, что не говорила о чувствах, когда мне хотелось о них поговорить. Казалось, эмоциональная напряженность между ними двоими была настолько сильна, что они не смогли бы выдержать, если бы мы проявляли индивидуальность, не укладывались в картонный шаблон успешных детей. В том доме напряженность держалась постоянно. Я не могла дождаться окончания школы, чтобы уехать учиться в колледж». 

Когда Брэд получил письмо от своей сестры, он смог взглянуть на свою семью новыми глазами, и убедился, что ее восприятие было точным. Хотя он не знал, почему это было так, но он тоже подтвердил, что обстановка в доме оставалась нормальной, пока кто-то из детей не обращался к родителям с той или иной проблемой эмоционального характера. Тогда в воздухе повисало напряжение. Он сказал, что научился «всегда выглядеть счастливым». Брэд и его сестра научились соответствовать запросам родителей, а самим не просить у них какой бы то ни было эмоциональной поддержки. Короче говоря, они выросли в скрыто-нарциссической семье.

История Триши.

Отец Триши был военным офицером со многими наградами, а ее мать была хорошей хозяйкой и верной женой военного. Триша помнит свою семью как  «прекрасную», когда она была маленькой девочкой. Это была прекрасная семья. Папа был красивым военно-морским офицером, мама его была красивой и элегантной женой, а я была прелестным ребенком. Жизнь была бесконечной вереницей приемов гостей на открытом воздухе и чаепитий, со мной в центре внимания. Они всюду меня брали с собой. Люди всегда говорили, что я «как куколка». Я думала, вся моя жизнь будет такой – сплошные объятия, похвалы и смех. Когда я оглядываюсь на это, мне хочется плакать; это было так прекрасно. С тех пор я уже никогда не чувствовала себя такой любимой».

Однако когда Триша стала старше, ситуация в семье изменилась. “Я помню ощущение, когда мне было семь лет. Я проснулась в панике. Я пошла в ванную и уставилась на себя в зеркало. Я пыталась понять, что изменилось во мне - почему я была неправа. Что я сделала такого, что мои родители больше не любят меня? Я плакала и плакала. Я не могла понять этого. На следующий день я решила, что это все из-та того, что я становилась больше [ее мать была миниатюрной, с «идеальной» фигурой], поэтому я решила не есть. Папа был во Вьетнаме в то время, так что нас было только двое - мама и я. Мать не заметила, что я старалась не есть, и ее отношение ко мне тоже не изменилось. Она была очень занята, всегда занята. Мы жили в Вирджинии, чтобы быть ближе к бабушке с дедушкой. У нас всегда было много гостей, маме нравилось это. Когда приходили гости, мама одевала меня и говорила мне, что сказать. Она всегда была недовольна мной, хотя я изо всех сил пыталась быть хорошенькой. Раньше мама и папа всегда говорили, что я была «такая хорошенькая, такая лапочка», поэтому я еще сильнее старалась вести себя так, как тогда. Но теперь мама лишь говорила: «Веди себя по возрасту, Триша!» или говорила что-нибудь еще, показывавшее ее презрение. Она отсылала меня наверх в мою комнату почти сразу, как только приходили гости, и со мной сидела наша домработница. Я чувствовала, что всем мешаю, что я некрасивая. Когда папа вернулся, я думала, что все снова станет как прежде, но этого не произошло. Почему-то я стала его тоже раздражать. Он сказал маме, что я выгляжу больной, и та отвела к меня врачу. Врач прописал мне лекарства и велел пить три раза в день что-то наподобие молочного коктейля. Папа записал меня на гимнастику, чтобы я «подтянулась», а мать теперь сильно ругала меня, если я не хотела есть.

Думаю, она хотела угодить папе. Я снова начала есть; не было смысла изводить себя голодом, я все равно продолжала расти.  Но я была сломана. Я пыталась вновь и вновь, делала то и это, чтобы они снова стали меня любить меня как  раньше, чтобы снова стали моими мамочкой и папочкой, и чтобы я опять была собой, как прежде.

Дойдя до этого момента, Триша расплакалась. «В-общем, в то время я и начала выдергивать ресницы... Взрослея, я много чего делала.  Я делала все, что только могла придумать, чтобы привлечь их внимание - любое внимание, одобрение или осуждение, мне было все равно. Я хорошела собой, и когда стала уже действительно симпатичной, они, похоже, перестали возражать, чтобы я присутствовала при гостях. Но я больше не могла доверять им. Как бы мне ни хотелось их одобрения, а я отчаянно хотела их одобрения, я боялась этого. У меня это однажды было, и потом этого не стало. Поэтому я делала много чего, чтобы задеть их, смутить. Я вела себя очень кокетливо, из кожи вон лезла, чтобы соблазнять молодых офицеров, служивших под началом отца. Думаю, мои поступки можно было описать словами: «Эй ты, посмотри на меня! Да катись ты!».  Я теперь не доверяла никому. Особенно себе».

Пока проходила юность и первая молодость Триши, ее нежелание и неумение доверять приводили ее ко многим травмирующим отношениям и разрушительному образу действий. Она испытывала всепоглощающую жажду мужского внимания и одобрения, но когда получала желаемое, то это начинало пугать ее, и Триша предпринимала шаги, чтобы поскорее прекратить отношения.   Она ненавидела женщин и не доверяла им, поэтому не имела подруг. (Первоначальной целью лечения была ее неспособность найти общий язык с женщиной-врачом.) В ранней юности она обнаружила способ причинения себе боли, который приносил некое удовлетворение (выдергивание всех ресниц щипчиками), и, несмотря на возникавшие из-за этого косметические сложности, Триша продолжала выдергивать себе ресницы, поскольку теперь это стало укоренившейся потребностью.  

История Линн.

Линн была отличницей старших классов своей школы, имея большие шансы стать лучшей выпускницей класса и заслужить стипендию на дальнейшее обучение, предлагаемую многими колледжами. Хотя она была очень сознательной и училась на отлично, учителей стали беспокоить ее частые пропуски уроков, опоздания, перемены во внешнем виде и взрывные реакции. Сегодня Линн могла придти на занятия  с блестящими глазами, вовремя, была собранной и опрятно одетой, а завтра появиться в классе через час после звонка, понурой, с нечесаными волосами.  Она то худела, то поправлялась, но это было трудно определить, поскольку обычно она носила свободную одежду темных тонов. Ее близкие друзья также беспокоились о ней, и они пожаловались школьному консультанту-психологу, что колебания ее настроения и вспышки гнева отчуждали ее от большинства еще остававшихся друзей. Когда психолог попыталась поговорить с Линн, та стала отрицать любые проблемы. Поскольку мать Линн работала в школе того же района, психолог догадывалась, что Линн откажется обсуждать с ней какие-либо проблемы, так как не может нарушить верность матери, поэтому она порекомендовала Линн обратиться к частному консультанту.

Когда Линн начала цикл психологических консультаций, она предстала перед врачом как очень собранный, взрослый и ответственный человек. Но спустя лишь несколько сессий этот фасад рассыпался. Линн оказалась отчаянно несчастной девушкой из нарциссической семьи, но ее верность матери и чувство ответственности за нее были так сильны, что для Линн было чразвычайно болезненно довериться кому-либо в своих проблемах, включая врача.   

Родители Линн развелись, когда ей было восемь лет, а младшей сестре было пять. Воспоминания Линн о ее раннем детстве скудны. Главным образом, она помнила довольно пассивного отца, который был нежен с нею, но вступал в шумные ссоры с ее матерью, которая после таких скандалов шла к Линн за утешением. Ее личные впечатления от отца противоречили негативной картине, рисуемой ее матерью, и это запутывало Линн и сбивало ее с толку. Всякий раз, когда Линн чувствовала, что любит папу, «это заставляло меня чувствовать себя плохой и виноватой, в некотором роде. Я вроде как предавала свою маму».

В отношениях с дочерью мать Линн создала себе образ человека, который постоянно нуждается в ободрении, успокоении, и ее роль была «скорее ролью подруги, а не матери; у нас не было друг от друга никаких секретов».

Мать Линн одевалась как подросток и во многих случаях вела себя так же; она носила ту же прическу, какую носила, когда ей было четырнадцать (длинные прямые волосы), и надевала вещи своих дочерей.

После развода роль Линн как доверенного лица и эмоциональной опоры возросла.  Плюс к тем заботам, которые Линн уже имела по отношению к матери, она теперь взяла на себя основную ответственность за младшую сестру. На первый взгляд, в том, что Линн взяла на себя больше домашних обязанностей, чтобы дать возможность матери вернуться на работу в школу, не было ничего вредного. Но эмоциональная нагрузка, - а именно то,  чтобы постоянно заверять мать, что она хорошая мама, ответственный человек, что она сделала все от нее зависящее, чтобы сохранить семью, что она привлекательная, выглядит молодо, не оставляет без внимания Джун (младшую дочь), и является лучшей подругой Линн –  все это фактически возложило на Линн роль родителя по отношению к матери. Линн также ощущала огромную необходимость делать все так, чтобы со стороны не казалось, что ей приходится много трудиться, и уж само собой, нельзя было ни на что не жаловаться, чтобы не ранить мамино самолюбие. Линн перестала участвовать в школьных походах, потому что «мама останется совсем одна». Джун часто проводила выходные с отцом, а Линн редко. Она не встречалась с парнями, если маме не нравился тот или иной, чтобы «не делать маме больно».    

К тому времени, когда Линн начала лечение, она была серьезно угнетенным подростком, с периодически возникающей булимией и мыслями о самоубийстве, безуспешно пытавшимся установить хоть какой-то контроль над своей жизнью.  Работа быть родителем своей матери стала слишком тяжелой ношей для нее.

Заметки из психоаналитической практики

Что такое психоанализ или психика человека в свете психоанализа

Психоанализ представляет собой метод глубинной психологии – того, что стоит за сознанием человека - что не осознается. Это сила, которая «ведет» нас в жизни и часто можно услышать такие фразы: «не знаю, почему я так сделал, как будто что-то заставило, это было сильнее меня и т.д.…» - все это объясняет мысли, поступки, не поддающиеся объяснению. Причем в психоанализе есть основа, посредством которой происходит понимание личности, которая представлена психическим аппаратом человека, включающее ОНО, Я и СВЕРХ-Я.

На первом месте стоит ОНО – берет начало из физиологии, потребностей, инстинктов самосохранения и самореализации, захватывает всю область сексуальности. На втором месте находится Я – часть, которую мы показываем людям, находится в согласии с моралью и обществом. Третье место занимает СВЕРХ-Я, которое воплощает интимную мораль человека и его судью. Фраза «я больше не могу, это сильнее меня» демонстрирует бессознательное - ОНО (силу, которую человек не осознает), а также напряжение, которое вызывает эта сила в связи с тем, что человек что-то терпит, а это показывает начало развития внутреннего конфликта. Таким образом, две силы Я и ОНО сталкиваются и, в результате появляется ощущение напряжения. С одной стороны, Я слишком сурово по отношению к сильному ОНО, с другой стороны  - Я оказывается сдавленным ОНО, вследствие чего возникает страдание Я, которое может проявляться в виде физических или психологических симптомов.

Изучение механизмов психологии показывает, что функционирование нашего тела вызывает формирование потока потребностей и инстинктов (влечений). Этот поток З.Фрейд назвал ЛИБИДО. Для человека ЛИБИДО представляет собой сильнейший жизненный порыв, который влечет реализовать собственный человеческий тип и реально воплотить себя в материальном и духовном плане, то есть то, о чем человек мечтает, (духовный план) и, что воплощает в жизнь (материальный план). Вот почему многие люди, которые отказались от своих помыслов в юности, в зрелом возрасте жалеют о том, что не смогли осуществить свою мечту и свой жизненный порыв, рационально объясняя, что можно устроиться в жизни лучше и отказывались от своей затеи. Таким образом, ЛИБИДО можно назвать творческим порывом, который движет человеком всю жизнь.

Говоря о человеке, нельзя упускать из виду природную сексуальность. Причем сексуальность не стоит понимать только в прямом смысле слова, она «является в природе естественным проявлением креативности» так как у человека креативность берет начало в физиологических влечениях. Это такая же сила, которая «движет» человеком во всех направлениях творческой плодовитости: стремление к сексуальной цели, а также к высшей духовной цели и эмоционально-чувственных проявлениях (плодах творчества). Поэтому важно понимать, что человек, который подавляет такую силу в каком-либо направлении, закрывает возможность реализации собственного потенциала, который есть изначально в каждом из нас.

Причем все, что может помешать проявлению различного рода активности  - критика и непринятие физических, духовных порывов, смелости мышечной активности, проявление любопытства и т.д. в детском возрасте, а особенно по достижению возраста генитальной сексуальности (12 лет) отразится во взрослом возрасте на творческом развитии мужчины или женщины.

Такие проявления человека регулируются принципом удовольствия/неудовольствия. Как любое живое существо человек ориентирован на то, что приносит удовольствие, хорошее или лучшее самочувствие, в результате чего он становится упорным в достижении чего-то, что, может быть не сразу, а потом принесет ему удовольствие. Если что-то вызывает неудовольствие, то человек отворачивается от этого, отказываясь от привлекательной для него деятельности.

В психоанализе также существует термин СУБЛИМАЦИЯ – это так называемое направление либидо на достижение отдаленных целей человека, когда инстинкты поставлены на службу творчества и появлению плодов этого творчества. Таким образом, все достижения нашей цивилизации носят характер сублимированной энергии либидо.

У ребенка с развитием памяти, интеллекта, владением собственным телом наступает период подражания. Это самый лучший способ понравиться самому себе – делать как взрослый, выучить то, что знает взрослый, владеть вещами, которыми владеет взрослый и т.д. Все это направляет ребенка в сторону подражания и формированию чувства принадлежности к своему полу: если ребенок девочка – женщине, если это мальчик – мужчине (что проявляется в играх детей, где они имитируют женщин и мужчин из круга общения своей семьи).

На этом этапе дети могут испытывать потрясения, испытывать сильные чувства по отношению к взрослым, которых они любят, в это же время очень часто начинаются неврозы. Потому что, многие амбициозные проявления детей воспринимаются родителями плохо: могут вызывать тревогу, раздражение, критику. В итоге взрослый осуждает ребенка и запрещает даже претендовать на такие проявления. Ребенок страдает, а те силы, которые заставляют ребенка действовать, требуют выхода наружу. Опыт показывает, что при таком раскладе имеют место быть следующие последствия:

  • В одном случае развития событий ребенок предпочитает себя раздавить для того, чтобы чувствовать себя любимым. Поэтому он предпочитает остаться малышом, возвращается к уровню удовольствий младшего возраста, продолжает или начинает писаться в кровать, не слушается, требует к себе повышенного внимания, становится обидчивым и т.д. Он живет в мечте, избегает реальности, которая может подтолкнуть к запрещенным или неодобренным родителями (или воспитателями) путям. За этим следует неуспеваемость в школе, ведь все, что могло бы побудить его развиваться, взрослеть и осваивать что-то новое, неинтересно, так как запрещено.
  • В другом случае, моральное страдание переносится на сам источник либидо, на физиологию, имеет место торможение или остановка всего того, что питало влечение и интерес ребенка: остановка или торможение в развитии его желез, апатия, потеря вкуса к жизни, потеря аппетита, формирование слабого места в организме, которое подхватывает любое заражение. Это такие дети, которые были здоровы до 3-4 лет, а затем болеют всевозможными болезнями.
  • В последнем случае реакция может дать о себе знать так: если у ребенка сильный темперамент, мощное либидо, тогда он борется, становится оппонентом, негативистом, что сопровождается обесцениванием родителей, он становится грубым нарушителем дисциплины, формируются нарушения в характере, что подрывает его эмоциональную устойчивость, нарушает аффективное (эмоционально-чувственное) равновесие. Такие реакции детей подвергаются еще более жесткой критике родителей или других взрослых, что вызывает у ребенка сильное чувство вины и усугубляет ситуацию еще сильнее. Поэтому очень мало детей выходит из такого морально тяжелого состояния из-за вызываемых ими осложнений и потери восторженного уважения к образцу (родителю/взрослому), которого он не любит и не уважает, а начинает бояться. Если такой ребенок может найти другие образец для подражания, которого он будет уважать и любить, или он будет помещен в другую среду, в атмосфере понимания, тогда есть шанс спастись ребенку, но для родителей он будет потерян. Если ситуация усугубляется и, ребенок все больше внутренне озлобляется, привыкает жить в несогласии со средой, все больше укореняется в состоянии внутреннего бунта, вследствие чего у него обедняется внутренний порыв к жизни, так как к этому ведет любое враждебное чувство, тогда формируется следующие симптомы: тики, заикание, ночные страхи, навязчивые идеи.

Так, ко взрослому возрасту у человека могут быть сформированы различные формы проявлений внутренних конфликтов, которые оказывают бессознательное влияние на все сферы жизни. Кроме того, в любых отношениях с людьми они имеют обыкновение разыгрываться бессознательно, особенно, в конфликтных и стрессовых ситуациях, где внутренний конфликт пытается прорваться наружу и разрешиться. /для лекции использованы материалы книги Франсуазы Дольто «Психоанализ и воспитание»/

Чувственная жизнь человека

Первое представление о себе у каждого человека зарождается с ситуации встречи его будущих родителей, момента зачатия, периода беременности и самих родов и до появления на свет. Отношения между двумя будущими родителями могут складываться по-разному – от любви до полного безразличия и только секса, но в любом случае они формируют основу желания или нежелания к появлению ребенка, если беременность наступила. Эти отношения в паре, а также то, что между ними происходит, то, как относятся будущие родители к факту зачатия, как проходит беременность и роды, какие ожидания относительно будущего ребенка и т.п. влияют и создают основу бессознательного представления о себе младенца. Так, задолго до рождения создаются условия и психологическая ситуация для формирования первого бессознательного представление человека о себе. И, если ребенок желанен для обоих любящих и уважающих друг друга будущих родителей, то вероятнее всего приход его в этот мир будет радостным, несмотря ни на что, а ощущение себя в мире - принятым. 

После рождения ребенок начинает познавать себя, родителей и близких взрослых, а также окружающий мир через отношение к себе в виде ухода, проявления заботы, внимания, тепла, общения, в общем – помощи взрослого в психологическом становлении. Так, от того как взрослый держит младенца на руках, как кормит, как ухаживает, смотрит, общается с ним, заботиться зависит очень многое и закладывает основу будущего отношения к себе. Здесь регуляция его ощущений происходит по принципу удовольствия – неудовольствия и, малыш всегда даст знать о своем неблагополучии недовольством в виде крика, плача, что позволяет ухаживающему лицу понять и почувствовать, что нужно малышу в тот или иной момент времени. Ребенок чувствителен к любым ощущениям в теле внутри и снаружи, к теплу и холоду, голоду и сытости, а также к отношению ухаживающего, которое считывается младенцем в процессе ухода и общения с ним.

Наблюдательные родители замечают мудрый взгляд ребенка, который демонстрирует, что малыш все понимает гораздо глубже их, но не может выразить словами свою мудрость. Кроме того, было замечено, что дети матерей, у которых депрессия, начинают веселить их своим гуленьем, становясь ласковыми детьми, только, чтобы их мать была довольна и обратила на них свое внимание. Далее, по мере взросления, представления о себе, людях и мире продолжают свое развитие, а к взрослому возрасту проявляются в отношении к себе, влияют на выбор профессии, создание семьи, рождение детей, работу и т.д.  

Таким образом, в зависимости от способностей родителей обеспечить уход, дать заботу и любовь, свободу и общение, защиту и тепло, доверять и т.д., создаются условия для формирования психологически зрелого человека в будущем, которому жизнь будет интересна, он сможет получать радость, удовольствие от работы, жизни, любви, станет успешным, богатым, будет творчески решать жизненные трудности.  

О стыде

Каждый человек испытывал стыд, начиная с детства и, продолжает его испытывать уже во взрослой жизни, хотя, зачастую, и не осознает этого. И это понятно, ведь чувство стыда очень неприятно. Это чувство социальное и формируется в раннем детском возрасте уже с младенчества, когда родители или воспитатели, сами испытывают стыд, а ребенок это чувство считывает бессознательно и "присваивает" для того, чтобы понимать своих родителей, чего от него хотят и, чтобы получить от них любовь и заботу. Кроме того, стыд за себя самого многократно подтверждается в процессе взросления родителями, воспитателями, учителями, социумом. В конечном итоге, к взрослому возрасту формируется идеал Я, такой, что требуется соответствовать, чтобы не вступать в конфликт с собой, с близкими и социумом в целом. Этот "идеал-Я" связан с ложным "Я", которое жизненно необходимо для выживания и поддержания самоуважения, ведь показать себя реального опасно. Тогда и выходят на первый план такие черты, как: завышенное самомнение, самоуверенность, напыщенность, высокомерие, контроль, критика и др. Сам человек начинает выстраивать свои отношения исходя из такой искусствннно созданной внутренней структуры. Однако поддерживать постоянное чувство уважения к себе и не испытывать стыда достаточно трудно, особенно, если много времени проводить в социуме, ведь надо быть успешным, богатым, иметь хорошую машину, работу, дом. И даже, несмотря на социальные достижения и имеющиеся блага, часто, человек не бывает счастлив. Особенно, это очевидно, когда он остается наедине с собой. Внутри есть опустошенность, чувство тоски, грусти и печали. Все эти проявления - результат отсутствия принятия, любви и уважения. А за искусственным фасадом стоит непреодолимое чувство стыда и своей ничтожности. Ведь показать другим себя ненастоящего - это вовсе не значит быть счастливым, наоборот, довольно трудно это всегда поддерживать, это отнимает много сил, поэтому со временем наступает усталость и хочется просто ничего не делать. Тогда может наступать состояние прокрастинации, сопровождающееся депрессией и полным отсутствием желания что-либо делать, интерес пропадает, на его место встает лень, апатия. Хотя может быть и наоборот - возникать желания к экстриму, чрезмерному шопингу, еде, агкоголю, наркотикам и др. - бессознательному поиску искусственных удовольствий в различных формах, чтобы заполнить пустоту и подавить чувство стыда. Как будто что-то с чем-то сталкивается внутри человека и в результате возникает конфликт, который выливается в различные формы проявления.

Что же происходит в близких отношениях? Часто становится трудно доверять людям, строить с ними близкие отношения, может возникать раздражение, злость и разочарование от несоответствия людей идеальному образу, а также стыд за то, что и сам человек не в состоянии постоянно поддерживать искуственный образ себя. При этом, несмотря на все внешние проявления, глубоко внутри взрослого "живет" маленький напуганный ребенок, который страшно боится испытать самые разные чувства от общения с людьми, помимо боли от стыда и зависти тем, кто может делать все, что хочет, позволяет себе просто жить и быть собой.

Об успехе и его достижении

В обычной жизни мечта о чем-то или желание воплотить ее возбуждает интерес, вызывая представление об исполнении задуманного - о том, как это сделать и воплотить на практике. Опыт реализации своего желания в жизнь имеет происхождение в детстве.

Когда-то давно, взрослый был ребенком и обращался к родителю, а также другим взрослым со своей идеей, мечтой, ждал поддержки, но в ответ получал молчание, досаду, горечь или разочарование. Он делал это не один раз, а до тех пор, пока не оставил свои попытки в силу ряда обстоятельств.

Представим ситуация, когда мальчик или девочка идет к маме и говорит, что учительница похвалила и сказала, что есть способности и, если он или она будет стараться и сильно захочет, то в будущем, может стать ученым. А в семье никогда не было ученых, там родители - рабочие, менеджеры, ну, или инженеры. Вот и говорит ему/ей мама, к примеру, такие слова: «чего ты еще выдумал, какой из тебя ученый, посмотри на своего отца, ты весь в него» или «ученые ничего не зарабатывают, они вечно как голодранцы», «не загадывай на будущее», «все равно все плохо кончится», «все равно у тебя ничего не получится», «ничего из тебя не выйдет», «ты слишком много хочешь» и т. д. Вариантов может быть великое множество, но радость у ребенка от своего успеха улетучивается, забывается и обесценивается. Огорчение и обида просто «затапливает», а злость на родителя превращается в обиду. Кроме этого, добавляется вина за огорчение родителя своими успехами. Впечатление создается противоречивое. Как выйти ребенку, оставшемуся наедине со своими переживаниями и противоречивым поведением родителя, из этого положения с наименьшими потерями? Конечно, чувства утихнут, душевная боль, нанесенная родителями, уйдет в бессознательное — вытеснится, как нечто неприемлемое. Все это будет заставлять еще и еще пробовать себя на поприще достижений, лелея надежду на признание родителем его заслуг. Но, в конечном итоге, эти попытки заставят отказаться от своих надежд для сохранения мира с близкими и получения от них любви. Тогда, уже будучи взрослым, человек всегда будет находить весомые аргументы не достигать желаемого. Основу этого составляет нарциссическая рана, неоднократно нанесенная в детстве.

Что же не так с родителями или другими взрослыми членами семьи, что ведут себя так жестоко по отношению к ребенку? Родители, как и остальные, кто солидарен с ними, бессознательно боятся, что ребенок, став взрослым, уйдет из семьи, станет самостоятельным и выйдет из под их контроля. К тому же они бессознательно завидуют успеху ребенка и препятствуют тому, чтобы он был не похож на них. Так, родитель «передает» послания о том, что ничего на самом деле не выйдет, а то, что сейчас что-то получается, это ничего не значит. Разговора о том, что необходимо продолжать дальше двигаться к своей цели, разделить радость небольшого успеха и поддержать в случае неудач, в таких случаях нет. В процессе же поиска способа удовлетворения желания, ребенок сталкивается с множеством препятствий и трудностей, которые в одиночку преодолеть бывает просто не под силу, да еще и близкие огорчают и раздражаются, злятся и практически заставляют бросить начатое, а помощи ждать неоткуда.

Тогда причинами неуспеха во взрослом возрасте становится формирование бессознательного плохого отношения к себе, которое находит выражение в представлениях: «я — неудачник», «у меня все равно ничего не выйдет», «все плохо кончится» и т. д. Как будто слова взрослых навсегда запечатлелись в мозгу человека и постоянно действуют. На самом деле эти слова сначала не принимались ребенком, он сопротивлялся и изо всех сил пытался доказать, что он — не такой, каким его видят его родные. Но, со временем, это сопротивление ослабевает, а трудности и неудачи огорчают так сильно, что человек, в конечном итоге, соглашается с такими утверждениями, ошибочно полагая, что близкие были правы, говоря о нем такие слова. При этом, огорчение, досада и злость направляются на себя и человек начинает себя третировать себя тем, что сам виноват в том, что попробовал что-то сделать, что не стоило даже начинать. Здесь также срабатывает механизм так называемой общности с семьей — не может же быть кто-то лучше других членов семьи!? Так, человек отказывается от исполнения своих желаний, избегая неудач и оставаясь солидарным с членами своей семьи.

Будучи взрослым, попытки реализации своих желаний на практике имеют несколько вариантов развития событий:

  1. Когда человек мечтает о чем-то и на этом все заканчивается, так как действий никаких по реализации мечты нет. А мечты носят, чаще всего, несбыточный характер, не соответствуют реальности.

  2. Человек становится самостоятельным, воплощает в жизнь свои планы, но, находясь уже в финале, на шаг к успеху, совершает бессознательные промахи — ошибочные действия — срывает важную встречу, заваливает экзамен, ломает руку и многое другое.

  3. Человек достигает успеха и воплощает в жизнь свою мечту или желание. Но, несмотря на это, испытывает колоссальное чувство вины, печали, грусти, тоски непонятного происхождения.

Кроме попыток реализовать свое желание, есть такие формы выражения, как:

- лень, апатия, упадок сил, прокрастинация, утрата смысла.

Об отвержении и успехе.

Многие люди бессознательно хотят быть отвергнутыми, ведут себя так, чтобы их отвергли и у них это здорово получается. Этот процесс бессознательный и в основе его лежит представление о себе как неудачнике, плохом человеке, негодном, не достойным любви, денег, успеха, хорошей жизни. Любая жизненная ситуация, которая выпадает как шанс получить для себя какие-либо блага, для такого человека оборачивается неудачей и провалом. Все это ему необходимо для того, чтобы бессознательно повторить ту, когда-то раннюю ситуацию в отношениях, которые влекли за собой боль, стыд и вину. Тогда он бессознательно ищет случай, где может быть использован такой способ выражения, лишь бы только вновь не испытывать то, что прежде было испытано и забыто. То, что сопровождало когда-то — это могли быть едкие шуточки, сарказм, подначивание, подколки, прямые оскорбления, предрекания неудач, советы, и т. п. Все это можно было услышать от родных — родителей, по каким-то причинам не достигшим жизненных высот, братьев или сестер, не обладающих способностями к обучению, учителей, склонных критиковать всех и вся и делить мир на правильный и неправильный, или самому наблюдать со стороны, когда кто-то делал что-то лучше других, был умнее, более сообразителен и т. д. И объяснение этому одно — зависть, которую испытывали те, кто злился, но не сознавался в этом, когда видел или чувствовал, что он не имеет шансов быть хоть как-то похожим на успешного, стать собой и реализовать свои планы в жизнь. Нередко, у способного ребенка, испытывающего влияние и отвержение близких и важных людей в детстве, часто возникает чувство вины и стыда за отличие себя от них. В конечном итоге, складывается ощущение себя как плохого, если успешен и, как хорошего, если стал таким же, как все, лишь бы не вызывать злость, зависть и агрессию окружающих. То есть все наоборот. И такое представление о себе поддерживается всю жизнь и не осознается. Так человек может стать «ходячей бедой», как будто преследуемый неудачами — в браке или при знакомстве, на работе или вне ее, он как будто вынужден бессознательно следовать когда-то заранее прописанному сценарию. Как будто те, тогдашние случаи и отношения, чувства, испытанные при этом, так сильно изменили его, что он отказался от самого себя ради чего-то, что приносит ему так много боли и заставляет все это терпеть...Это представление, которое он о себе составил далеко не соответствует реальности и мешает нормально жить и быть счастливым. Хотя, может быть он счастлив, но по-своему, ведь он живет в иллюзии и не хочет знать правды, что он — не такой как все. Он — Другой — ценный, уникальный и ни на кого не похожий, он — хозяин своей жизни. Но это уже другая история...

Недовольство и некоторые попытки бессознательного разрешения

Как часто мы видим, что человек недоволен чем-то снаружи – погодой, едой, одеждой, ситуацией, другом/подругой, мужем/женой, ребенком, работой, партнером и т.д. В общем, всем на свете, но никогда - собой. Все вокруг плохие, все плохо, если не сейчас, потом станет плохо, лишь он остается в стороне от этой критики. Это находит свое выражение в раздражении, упреках, недовольстве и т.д. Так, внутреннее недовольство находит выход, направляясь на внешний объект. Это напоминает ситуацию, когда кто-то давно был вечно недоволен кем-то и, это стало причиной внутреннего конфликта человека. Такой конфликт выражается часто в отношениях с людьми, так как человеку довольно сложно находить способы договориться. Это происходит от того, что сформировалась очень строгая карающая инстанция в виде  супер-эго, которая так строга к эго человека, что внутреннее состояние становится невыносимым и человеку просто жизненно необходимо «выбросить» наружу недовольство, либо подавлять его какими-либо способами – сюда подходят все зависимости: еда, алкоголь, наркотики, шопинг, другое.

Либо наоборот, человек терпит все, что происходит снаружи и держит свое недовольство внутри, демонстрируя спокойствие, как некую способность справляться с трудностями, а в награду за это получает бессознательное или сознательное наслаждение от отсутствия проявления чувств в присутствии других людей. Это не значит, что человек ничего не чувствует. Наоборот, он чувствует, внутри него все «кипит»: раздражение, злость, негодование, обида, печаль и многое другое, но все это он хочет скрыть от посторонних глаз, ведь это нечто, что непозволительно показать, проявить, что никогда не было принято ранее близкими и родными людьми, которые не хотели признавать этих чувств, а упрекали, показывая, что этим чувствам в жизни нет места. Тогда чувства с отрицательным знаком «ушли» внутрь, стали запретными. А, будучи взрослым, человек просто стал не способен выразить то, что у него внутри, ведь он это когда-то отверг, как отвергли за это его. Вместо этого внутреннее состояние, которое «рвется» наружу он не может выразить словами, показывает действиями: перестает разговаривать, дистанцируется, уходит и т.д. На самом деле это не значит, что он ничего не чувствует и безразличен к происходящему, наоборот, это значит, что ему сейчас просто не до людей: в нем «кипит» буря, с которой он не в состоянии совладать. Временами такие конфликтные ситуации бывают настолько сильны, что человек даже заболевает. Так, если словами невозможно выразить то, что хочется скрыть, так как показать другому/другим себя реального опасно, что с неспособностью психики переработать конфликт в помощь приходит тело. Лишь болезнь может привлечь внимание другого к тому, что человеку плохо, что ему сейчас нужна любовь, даже, если он был не прав. А человеку всегда нужна любовь.

И, если в первом случае, недовольство все-таки находит свое выражение, то во втором - психическое напряжение и подавление чувств забирает колоссальное количество сил и, как правило, такие силы быстро исчезают и накопившееся недовольство может просто «выплеснуться» наружу по пустяковому поводу и тогда развернется конфликт, затрагивающий обе стороны, который может нести довольно разрушительный характер. Так часто происходит в парах или семьях, где люди живут, как будто бы хорошо, все всех вроде бы все устраивает, но периодически наступает так называемый момент истины -  выхода взаимных недовольств друг другом.

В любом случае недовольство людьми или жизнью выражает свое отношение к себе самому, хотя и бессознательно.

О здоровых отношениях

Меня часто спрашивают, какие должны быть здоровые отношения? Как быть вместе и при этом оставаться собой - иметь свое мнение, делать то, что хочется и не испытывать при этом чувства вины и стыда за то, что есть желания, которые могут и не нравится другому.

Пожалуй, сегодня это большая редкость — быть в здоровых отношениях с людьми, имея в виду сам факт сложившихся нарциссических зависимых отношений в обществе в целом и закономерного их отражения в паре, в частности. В нашей культуре так сложилось исторически, что от человека требуют выполнять какую-либо функцию, исполнять роли, быть полезным родителям, семье, детям, внукам, партнеру, любимому, а на себя времени уже не остается или почти не остается. И это, в конечном итоге, является одной из основных причин расставания, выбора неинтересной работы, пассивности, усталости и хронической неудовлетворенности жизнью. Тогда возникает представление, как будто люди вообще живут не просто, чтобы жить, а для выполнения чего-то, а, если надобности нет, то и человек вовсе не нужен. Как будто человек - это какой-то работающий механизм, но в случае поломки, его надо ремонтировать или сдавать в «утиль» - менять на другого, более современного, надежного, красивого, здорового, успешного и т. д. Это касается всех — женщин, мужчин, детей, подростков, родителей, стариков. Также и при отказе исполнять функцию — происходит конфликт, если попытки принудить с помощью манипуляций и уговоров ни к чему не приведут, тогда предстоит остаться в одиночестве, хотя, может быть, это единственный способ остаться самим собой?

Однако многие люди соглашаются на все, лишь бы не остаться совсем одним, лишь бы их «любили», хотя это трудно назвать любовью. Это называется использованием. На самом деле это вопрос очень тонкий и, конечно, мы часто делаем что-либо для другого, не только для себя. И несмотря на то, что в жизни всегда есть место использованию нами других людей, разница состоит в том, что использование нормальное — это добровольное осознанное желание делать что-то для другого и получать от этого удовольствие, не требуя ничего взамен. В этом случае всегда есть выбор и присутствует осознанное желание — сделать что-то или отказаться.

В других случаях важно понимать, что происходит и какова цена, которая может быть слишком высокой — собственная жизнь ради другого и зачем эта жертва? Если ради радости и удовольствия другого, то с чем остается тот, кто сам не способен испытывать удовольствие от собственной жизни? Для чего жить чужой жизнью? Ведь нередко на смену радости от удовлетворения другого приходит опустошение, а впоследствии, раздражение и даже злость от постоянных требований и просьб, не требующих отказа, усталость от таких отношений и желание от них отказаться, но эта радость от удовлетворения другого не только маркер зависимости, но и неспособность испытывать радость и удовольствие от собственных дел, своей работы, и исполнения своих желаний. Тогда может возникать состояние лени, апатии, прокрастинации как молчаливый протест. При этом причины настоящего корнями уходят в прошлое.

Как же быть, если человек лишь место для «отгрузки» негативных эмоций, снижения тревоги, нужный для того, чтобы избавиться от неприятных чувств — раздражения, злости, обиды и т.д. Ведь люди, постоянно говорящие о своих нерешаемых проблемах, ничего не меняющие, лишь избавляются от того, чего не принимают в себе, не хотят переживать сильные чувства, которые не приносят удовольствия. В этом случае речь идет о неуважении автономности другого, который вовсе не обязан выслушивать другого и брать на себя все, что на него «нагружают». Бывают, конечно, что случаются ситуации, когда без поддержки просто не обойтись, но это происходит не всегда и не часто. Понятно, что тогда действительно хочется посочувствовать, разделить тревогу близкого, когда это происходит не закономерно и не постоянно. И это нормально, что нужна эмоциональная поддержка, чтобы рядом просто кто-то был.

Но, в большинстве случаев это не так и, в бльшинстве люди просто не выдерживают чужие сильные эмоции или неверно воспринимают ситуацию, тогда неосознанно «показывают» свое недовольство, не вынося напряжения и, невольно давая советы, критикуя, возмущаясь произошедшим, драматизируя и усугубляя саму ситуацию и состояние несчастного. Такие формы отношений показывают, что собеседник не справился с чужими сильными чувствами, да это и ни к чему, но и отказать в поддержке не смог, боясь обидеть или выглядеть в глазах другого плохим. Тогда и предлагает решить возникшие трудности тем способом, который есть в арсенале его опыта. Часто это огорчает и злит, так как хочется ответа на свою проблему, а зачастую, просто принятия ситуации и чувств по поводу нее вместо конкретных действий.

Это происходит из-за того, что в такого рода отношениях происходит «разыгрывание» и попытка произвести психическую переработку с помощью другого, которая когда-то оказалась безуспешной в прошлых отношениях. Так возникает порочный круг зависимости, где каждый бессознательно разыгрывает свой сценарий, ожидая исполнения определенных функций и бессознательно провоцируя друг друга на это разыгрывание. У каждого из них свои цели, но общее одно — каждый реализует свое бессознательное желание.

В принципе, взрослый психологически зрелый человек вполне может самостоятельно психически «перерабатывать» события повседневной жизни. А в здоровых отношениях люди вообще уважают автономность, принимая выбор в отказе или поддержке, инаковость другого и его желания, его право испытывать чувства — радость, грусть, удовольствие, печаль, раздражение, злость и т. д., а также право на одиночество и способность самому делать свой выбор.

Но, когда отношения «завязаны» на использовании другого, на исполнении функции, спросите себя — что будет, если я откажу другому? Что я чувствую, когда предлагаю свою помощь и себя? Для чего мне все это нужно?

Ничегонеделание, лень, апатия, отсутствие желания

Когда мы говорим о ничегонеделании, то в голову приходят мысли об отдыхе, сне, расслаблении и т.п. А почему бы и нет?! Каждый хочет наслаждаться жизнью и отдыхать, другое дело, насколько долго это происходит, и как влияет на жизнь – работу, материальный достаток, отношения с людьми и т.д. Хотя, было бы здорово – вот так ничего не делать и лениться всю жизнь, - мечтает кто-то, но это вопрос спорный, а для каждого человека ничегонеделание влечет за собой определенное внутреннее состояние.  Кто-то говорит, что работать надо много, а кому-то трудно даже усидеть на месте, что-то мешает расслабиться. Другие - наоборот, относятся к отдыху спокойно, как к естественному процессу, который необходим, чтобы набраться сил, сделать паузу. Третьи, могут просто ничего делать и даже не волноваться по этому поводу. Все зависит от того, что именно конкретный человек думает о ничегонеделании. А самое главное, что за этим всем стоит.

Начнем с того, что люди вкладывают в это слово? В любом обществе и культуре есть свои собственные представления об отдыхе. Например, в русской культуре принято было много работать в весеннее-летний период и «лежать на печи» зимой. Это было связано с природными условиями и благоприятным временем для выращивания и сбора урожая. Поэтому, если человек не помогал семье, не работал, тогда за ним закреплялось мнение, что он ленив, неповоротлив, нерасторопен, никчемный и т.д. В советское время общество требовало от людей трудолюбия, исполнительности, подчинения, в ходу были фразы типа: «труд облагораживает человека», «труд из обезьяны сделал человека» и т.д. Кроме того, уже с малых лет детей приучали к обслуживанию себя самому, ведь детей отдавали в ясли и в интернаты с очень маленького возраста, для того, чтобы родители могли работать. В дальнейшем дети довольно рано приобщались к труду, самостоятельности, в них поощрялась способность справляться с трудностями, не просить помощи, да еще и помогать старшим, воспитывать младших, ругали и наказывали за отказ следовать этим негласным правилам разными способами – от высмеивания до физического принуждения. В детях вообще ценилась взрослость с малых лет.

Итак, труд был основой выживания человека и, необходимо было трудиться в любом возрасте, а отдых нужно было заслужить, прежде хорошо потрудившись.

Эта эпоха сменилась другой, где мнение о труде и отдыхе значительно изменилось, как и отношение к труду и его ценности. И, если 50 лет назад ценился любой труд, особенно рабочие профессии, за которые хорошо платили, то сейчас особую ценность приобретают лидерские качества, управление, продажи, знание высоких технологий, и т.п. При этом, физический труд значительно облегчился. Кроме того, большую ценность приобрели профессии интеллектуального труда, где поощряется многофункциональность и разноплановость знаний, умение анализировать и решать множество задач одновременно. Одновременно с этим изменилось отношение и к отдыху: если 50 лет назад активный отдых предпочитался пассивному - ходили в походы, на экскурсии и т.д., то сейчас отдых в большинстве случаев носит более пассивный характер.

Все это историческое общественное и культурное наследие, усвоенное многими поколениями, стало внутренним состоянием людей. При этом, принимать изменения, происходящие в культуре современной эпохи, бывает непросто. Поэтому зачастую в семьях происходит конфликт из-за закоренелых представлений родителей и отказом подчиняться им молодых. И тогда может возникать протест – явный или скрытый. Например, человек может говорить: «не хочу жить твоей жизнью», «тебе надо, ты и делай», «лучше я вообще ничего не буду делать, чем делать то, что меня заставляют или просят» и т.д. Причем, кто-то может активно начинать дело, а потом бросать его. Другой может работать, достигать успехов, но в то же время чувствовать, что проживает не свою жизнь. Следующий, может проводить время в бесплодном фантазировании и никогда не осуществлять своих фантазий в реальности. А есть люди, которые вообще отказываются делать что-то, так как это похоже на сценарий родителей, ведь работать, жениться/выходить замуж, рожать  детей он не хочет, а хочет свою собственную другую жизнь, только какая она – своя жизнь, он не знает, да и есть что-то, что все время мешает ее начать. Такому человеку очень непросто в семье:  ведь его пытаются заставить что-то делать, критикуют, сравнивают с кем-то, подвергают неприятным оценкам, не верят в его способности и т.д.  

И, если внешне поведение выглядит как ничегонеделание, лень, то внутренне – это состояние может ощущаться как апатия, отсутствие желания, пустота и т.д. При этом все попытки что-то начать делать, зачастую сильно напрягают, как будто должен что-то делать, а кому и что должен -  не знаю.  А помимо напряжения, может возникать страх и тревога неизвестно перед чем: самим действием, его процессом или результатом. Тогда кто-то может рассуждать так: «уж лучше я вообще ничего не буду делать, все равно ничего не получится». Откуда все это? А всему причиной бессознательный материал, который неизвестен, но мешает нормально жить, который лежит мертвым грузом внутри и давит так, что существенно портит жизнь. От этого все доводы знакомых и родственников оказываются бессильны.

Именно поэтому ничегонеделание можно рассматривать по-разному: от простого отдыха и отпуска, до абсолютного отсутствия желания чего-либо делать, в частности, как лень, апатию, пустоту, как мысли о проживании чужой жизни, как избегание неудачи или боязнь успеха, депрессию и т.д.

Обесценивание и внутренние конфликты.

Многие люди часто сталкиваются с обесцениванием себя другими людьми. Если помыслить о том, почему этого человека обесценивают, то подумаем, что происходит на самом деле. Почему кто-то обесценивает другого, а он это даже и не замечает или замечает, но терпит, а потом взрывается или уходит из отношений?

Все эти вопросы относятся как к внешним проявлениям обесценивания, так и к внутреннему ощущению себя, ведь внутреннее всегда имеет внешнее выражение. Тогда представим, как относится человек к себе, которого обесценивают и, как это будет выражаться внешне в отношениях с людьми.

Взять, к примеру, того, кто много работает, старается сделать все хорошо, быть полезным, остается сверхурочно или работает в выходные дни . Тогда мы видим перед собой человека, который полностью отдает себя работе, много на себя берет, в силу своей ответственности, не отказывает никому в просьбе что-то сделать, старается выполнить все без ошибок, так как чувствителен к критике в свой адрес, предупреждает желания других, в силу своей привычной способности улавливать недовольство окружающих и избегать его, и т.д., и т.п. При этом, он обижается на несправедливость, когда о нем совсем не думают, не понимают его потребностей и оставляют без внимания его редкие просьбы, например, уйти с работы в случае его крайней необходимости, взять ежегодный отпуск, который он не брал уже два года, а также возмущается, когда другие люди свободно могут пользоваться рабочим временем для решения своих дел, свободно ведут себя, не волнуются на счет неидеального выполнения своих обязанностей, короче говоря, живут как обычные люди. Получается, что он сам себе не позволяет свободы, другим ее не дает, если это в его власти, и завидует обычным людям. От такой ситуации возникает дилемма: «почему мне так тяжело - я такой хороший, внимательный и добрый к другим, так стараюсь для них, а они меня не понимают, не любят, не ценят? Я же стараюсь изо всех сил и, все бесполезно!» Все это, возможно, не осознается, но внутри идет такая серьезная психическая работа.

Тогда человеку нужно что-то с этим сделать, как-то изменить отношение к себе людей и очень кстати подворачивается подходящая ситуация, в которой и разворачивается то, что пытается понять человек. Это может быть в семье, с партнером, на работе, неважно где. Главное здесь, чтобы была возможность продемонстрировать свои лучшие намерения – быть хорошим, а другой /другие –  как обычно, в глазах хорошего будут выглядеть плохо, расстроят его, разозлят, разочаруют, возмутят, в общем, заставят испытать множество чувств. И все это обижает, просто потому что люди не оправдали его ожиданий. Причем эта обида очень глубокая, которая сильно ранит и долго не отпускает, из-за этого человек может долго не разговаривать, даже уйти из отношений. Здесь, он сам обесценивает людей, которые его не поняли, и из-за них пришлось испытать волну чувств – злости, негодования, возмущения, недоумения и обиды, а кроме того - сильные чувства стыда и вины. Другими  словами, человек оказался не на высоте, ведь на самом деле ему стыдно и больно за свои чувства и мысли относительно людей. Все это его «накрыло» и, он не знает, что делать, как быть, как уговорить себя, чтобы не испытывать сильной злости, стыда и ненависти и вообще, чтобы все это наконец прекратилось. Однако это плохо удается, отбирает много сил, времени и существенно портит отношения с людьми. Все это происходит от того, что у любого человека в бессознательном находится собственная конструкция Идеала-Я, которая укоренилась когда-то. Кроме того есть  убеждение, что хорошие люди не испытывают чувств, тем более плохих, да еще и ненависти, а он хороший, но его почему-то не любят. Так произошло разделение на плохое и хорошее, как и чувства разделились на хорошие и плохие, приемлемые или нет. Кроме того, бессознательно имеют власть разного рода представления о любви, ненависти, дружбе и вообще об отношениях людей. Все эти «образования» хранятся внутри, не осознаются, но при удобном случае, а случай этот есть всегда, его-то и ищет человек, но неосознанно, вступают в конфликт друг с другом. Это находит выражение в тяжелой внутренней борьбе, которая сначала разыгрывается внешне – в отношениях с другими людьми в конфликтных или нет ситуациях, а затем имеет продолжение уже внутри, когда психика пытается разрешить это противоборство своими привычными способами – отрицанием происходящего - желанием не замечать или не обращать внимания (терпеть, сдерживать себя до точки кипения), отбрасыванием переживаемых чувств (попытки обработать переживания с помощью мыслей, уговоров, внутренних оправданий себя и других, телесных ощущений и даже болезней), попытки разобраться в происходящем (разговоры о проблеме с близкими), выяснение отношений с обидчиками или прерывание отношений. Как видно, человеку приходится далеко несладко, при том, что он много делает для других, а желаемого не получает. Естественно, что внутреннее отношение к себе становится плохим, что поддерживается стыдом и виной. Человеку очень тяжело, так как все это он пытается держать внутри, хотя и с большим трудом. Тогда возникает дилемма –  как восстановить свое психическое благополучие и вернуться в состояние психического комфорта или, хотя бы привычной психической жизни? А также что делать с чувствами, с отношениями, как вообще можно любить «таких» людей или быть с ними в отношениях? И вообще как жить дальше, что делать, чтобы снова не попасть в такую ситуацию? Это может происходить довольно долго и постоянно по одному и тому же сценарию, как хождение по кругу. Так он продолжает жить и исполнять желания других людей, забывая, фактически, о себе, обесценивая себя и, одновременно ожидая, что другие каким-то чудом наконец-то поймут смысл его действий и оценят его и наконец-то полюбят, уделив должное внимание, проявив заботу, дав тепло и поняв его скрытые намерения.  

 

 

Библиотека психоанализа/психотерапии:

Алис Миллер "Драма одаренного ребенка и поиск собственного Я"

З.Фрейд собрание сочинений в 26 томах.

Мари Кардиналь «Слова, которые исцеляют»

Сэнди Хотчкис «Адская паутина. Как выжить в мире нарциссизма»

Рождественский Дмитрий Сергеевич:"Начало психоаналитического процесса","Пограничная личность","Homo somaticus. Человек соматический","Час между Нарциссом и Эдипом", "Психоанализ модерн. Субъект-ориентированный подход".

Стефани Дональдсон-Прессман, Роберт М.Прессман "Нарциссическая семья: диагностика и лечение"

Юлия Кристева «Эссе об отвращении», "Черное солнце. Депрессия и меланхолия"

Жан Лапланш "Жизнь и смерть в психоанализе"

Жерар Швек "Добровольные галерщики"

Жан-Мишель Кинодо "Приручение одиночества"

Алекс Холдер, Джозеф Сандлер, Кристофер Дэр "Пациент и психоаналитик"

Джойс МакДугалл "Театр души"

Жанин Шассге-Смиржель "Женское чувство вины"

Х.В. Левальд "Угасание Эдипова Комплекса"

К. Абрахам "Формы выражения женского комплекса кастрации"

Джоан Ривьер "Женственность как маскарад"

Бенно Розенберг "Мазохизм жизни и мазохизм смерти"